October 3rd, 2011

baobab

Мишка

Друзья, я знаю, что многие из вас ждут фото с нашей свадьбы, и нам уже есть, что вам показать. Но жизнь всегда распоряжается по-своему. На этот раз она сделала такой крутой поворот, что я не могу молчать, и сегодня вместо того, чтоб делиться с вами радостью, я напишу о грустном. Заранее скажу, что не жду и даже не хочу слов сочувствия и поддержки, по крайней мере тут, потому что никакие слова не в состоянии уравновесить случившееся.

В прошлую пятницу, 30 сентября, нам сообщили, что в семье моего дяди, брата моей мамы, ночью случилось несчастье. В квартире скопился угарный газ, дядя с женой сильно отравились, а мой 12-летний брат умер, не приходя в сознание. Не спрашивайте подробностей, мы сами их не знаем, сейчас идёт следствие. Нам всем остаётся только твердить внутри "спасибо", что хотя бы его родители выжили, хотя им, наверное, от этой мысли не легче. Я не буду писать о том, насколько вся эта ситуация не вмещается в мою голову, и какое непонимание вызывает внутри. Люди теряют веру во всё, во что верили, потому что произошедшее слишком несправедливо, неестественно, кажется, что с ним нельзя смириться или забыть. Говорят, время лечит, и я надеюсь на это, т.к. не представляю, что ещё может ослабить боль родителей, лишившихся ребёнка, сколько бы лет ему ни было.

Я не хотела вообще говорить здесь о случившемся, но поняла, что, кроме боли, которое принесло это событие, есть ещё много всего внутри, о чём я хочу вам сказать. Это банальные вещи, но все банальности потому такими и стали, что вся человеческая история не раз приводила людей к ним, и та или иная банальность однажды приходит к нам в голову впервые. А речь о том, что мы, живя под мирным небом, имея рядом любимых людей, имея друзей, будучи здоровыми, работая на стабильных работах и прочее, и прочее, даже тогда умудряемся унывать и депрессовать. Я и раньше об этом думала, но сейчас эта мысль просто звенит в моей голове - не стоит искушать судьбу, злоупотреблять великодушием дорогого мирозданья, и назовите это, как удобно. Мы разучиваемся порой ценить то, что у нас есть, радоваться простым вещам, нам подавай всё больше, больше. Сейчас, как это ни парадоксально, когда очередная волна осознания случившегося откатывается назад, мне хочется жить больше, чем когда-либо. Потому что жизнь прекрасна, и она может оборваться в любой момент, не только наша, за которую кто-то боится больше, кто-то меньше, но и жизнь любого человека, а это видится мне гораздо более страшным. Вот и сегодня я говорю себе, что брата уже не вернуть, а нам остаётся жить дальше так, чтоб все уходы из жизни были не зря, чтобы они не уничтожали нас, а чтобы напоминали нам о том, что у нас есть.

Поэтому сегодня я отдаю Мишке то малое, что могу теперь сделать - дань памяти. Мне жаль, что мы с ним общались меньше, чем могли бы. Уже сегодня я радуюсь тому, что вернулась домой, к любимому мужу. Когда отпускает, я смеюсь смешному, и мне не стыдно, потому что никто никогда не узнает, что происходит в душе каждого скорбящего человека, и мне всё равно, кто и по какой шкале измерит мою личную боль. Моя жизнь продолжается, и я постараюсь радоваться ей так долго и искренне, насколько хватит моих сил и жизнелюбия.

Вот таким он был, мой младший брат.